Бостонское чаепитие 1773 года

Томас Хатчинсон

Корабли, согласно традиции, направлялись к Бостону, обладавшему удобной гаванью. Тем временем ситуация в городе накалялась. Губернатор Томас Хатчинсон и прежде проявлял полную покорность действиям колониальной администрации. В народе его недолюбливали еще с событий 1765 года, когда он проводил в жизнь закон о введении гербовых сборов. Тогда разъяренная толпа направилась прямиком к особняку губернатора и разгромила его.

Еще ниже его авторитет упал, когда во время уличных стычек в Бостоне 5 марта 1770 года губернатор поддержал действия английских солдат, открывших огонь по требующей изменений толпе. В результате было убито трое человек, а еще одиннадцать ранено. Горожане напали на губернатора и потребовали убрать британских солдат из города.

В год Бостонского чаепития губернатор вновь поддержал действия метрополии. Это еще сильнее разозлило людей, в особенности “Сынов свободы” Адамса. Борьба вокруг чая приближалась к развязке.

Литература

На русском

Васильков С. В. Бостонское чаепитие и ретроспектива представлений о нем в американской и английской печати //Известия Смоленского государственного университета. — 2012. — №. 4. — С. 183—190.

На прочих языках
  • Alexander, John K. Samuel Adams: America’s Revolutionary Politician. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield, 2002. ISBN 0-7425-2115-X.
  • Ammerman, David. In the Common Cause: American Response to the Coercive Acts of 1774 (англ.). — New York: Norton, 1974.
  • Carp, Benjamin L. Defiance of the Patriots: The Boston Tea Party and the Making of America (Yale U.P., 2010) ISBN 978-0-300-11705-9
  • Ketchum, Richard. Divided Loyalties: How the American Revolution came to New York. 2002. ISBN 0-8050-6120-7.
  • Knollenberg, Bernhard. Growth of the American Revolution, 1766—1775. New York: Free Press, 1975. ISBN 0-02-917110-5.
  • Labaree, Benjamin Woods. The Boston Tea Party. Originally published 1964. Boston: Northeastern University Press, 1979. ISBN 0-930350-05-7.
  • Maier, Pauline. The Old Revolutionaries: Political Lives in the Age of Samuel Adams. New York: Knopf, 1980. ISBN 0-394-51096-8.
  • Raphael, Ray. Founding Myths: Stories That Hide Our Patriotic Past. New York: The New Press, 2004. ISBN 1-56584-921-3.
  • Thomas, Peter D. G. The Townshend Duties Crisis: The Second Phase of the American Revolution, 1767—1773. Oxford: Oxford University Press, 1987. ISBN 0-19-822967-4.
  • Thomas, Peter D. G. Tea Party to Independence: The Third Phase of the American Revolution, 1773—1776. Oxford: Clarendon Press, 1991. ISBN 0-19-820142-7.
  • Young, Alfred F. The Shoemaker and the Tea Party: Memory and the American Revolution. Boston: Beacon Press, 1999. ISBN 0-8070-5405-4; ISBN 978-0-8070-5405-5.

Все на борьбу за независимость

Почему же североамериканский народ принял решение взбунтоваться? Обратимся к истории.

Основным товаром, ввозимым на территорию Англии, был чай. Для его транспортировки организовывались мощные морские компании, среди которых, вполне закономерно, появились монополисты. Одной из таких монополий стала Английская Ост-Индийская компания, созданная в 1600 году.

Спустя почти сто лет – в 1698 году – компания получила от Британского парламента почетное право на монопольную поставку чайных листьев в Королевство. В 1721 году Британский парламент на законодательном уровне закрепляет требование, выдвигаемое колонистам, — закупать чай исключительно в Британии. Главная цель закона – устранить любые признаки конкуренции в североамериканских колониях. В результате такой монополии неумолимо росли налоги, пошлины и, соответственно, стоимость чая.

Очевидно, что такое положение дел спровоцировало процветание контрабанды, ведь колонистам стало выгодно приобретать напиток из Голландии. Напряженные отношения между колонией и метрополией сохранялись вплоть до 60-ых годов XIII века. Соединенное Королевство вводило новые законодательные акты, североамериканский народ их бойкотировал, в ответ на это Британия отменяла законы и вводила новые пошли и налоги.

Точкой кипения стал Чайный закон, принятый в 1773 году. На первый взгляд, законодательный акт был принят в пользу колонистов. По условиям документа Ост-Индийская компания получала право вести торговлю чаем на территории североамериканских колоний, не оплачивая пошлины и налоги. Такое решение было принято в связи с тем, что компания-перевозчик оказалась на грани банкротства и Британский парламент, желая сохранить мощь монополиста и предотвратить экономический кризис, пошел на такую экстренную меру. Стоимость напитка снизилась вдвое, но этот факт не обрадовал колонистов.

Американцы боялись, что Британия продолжит диктовать свои условия и заставит приобретать товары у определенных производителей, а это, несомненно, отразилось бы на финансовой стабильности Северной Америки. Кроме этого, пресловутый Чайный закон напрямую затрагивал интересы колонистов, которые получали немалые доходы от ввоза чая на территорию колоний.

Именно поэтому активисты среди колонистов повсеместно выступали в пользу отмены Чайного закона и требовали членства в законодательном органе, что давало возможность отстаивать интересы североамериканского народа в законах и указах. Волнения охватили крупные города, митинги активно проводились в Бостоне, Нью-Йорке и Филадельфии.

За несколько лет до «Бостонского чаепития»

Несмотря на то, что само «Бостонское чаепитие» произошло 16 декабря 1773 года, оно не являлось исходной точкой. Все началось за несколько лет до этого. В те далекие времена большая часть Северной Америки являлась колонией Великобритании. В Американских городах выбирались чиновники и мэры из местных жителей или тех, кто уже давно переселился в эти края, но все указы, по сути, были продиктованы из-за океана. Таким образом, местная правящая верхушка являлась лишь исполнительной, но ни в коем случае не законодательной. Самом собой такой подход не нравился обычным гражданам и тем, у кого в руках была власть, ведь вести дела в колониях, не имея реального представления о том, что там происходит весьма не просто. Это значит, что Английские лорды из законодательной палаты действовали лишь в угоду собственных интересов, а именно, за счет высоких пошлин и налогов Британская империя могла вполне себе безбедно существовать. Незадолго до важных событий 1773 года, Британия одержала победу в войне с Францией. Эта война была названа «Семилетней» и велась она за право контролировать колонии. По окончанию этого противостояния Британия хоть и стала победителем, но была на грани финансового кризиса. Денег в казне не было, а Ост – Индийская компания на грани разорения. Учитывая тот факт, что именно Ост – Индийская компания давала львиную долю денег в казну, ее разорение могло привести к необратимым последствиям, ведь страна без казны не страна.

Чтобы изменить ситуацию и получить необходимые денежные средства Британское правительство позволило Ост – Индийской компании монополизировать поставки товаров в Америку, а кроме того повысило налоги и пошлину в колониях. Уже этот факт вызывал недовольство людей и местных чиновников. Но с учетом ропота все могло бы остаться как прежде, если бы не Чайный закон. Не секрет, что Англичане любят пить чай. Это было тогда, есть и сейчас, поэтому вполне естественным стал факт, что чай быстро распространился по Америке и стал любимым напитком. Сначала его можно было купить по двум разным ценам. Более дорогим был чай ввозимый Ост – Индийской компанией и дешевле тот, который ввозили в страну нелегально, например, из Голландии. «Чайный закон» поставил в этой системе точку. Отныне продавать чай в Америке могла только Ост – Индийская компания, а это значило, что и без того высокая цена стала расти еще больше, ведь не имея конкурентов можно диктовать свои правила, а имея за своими плечами поддержку палаты лордов это можно было сделать еще проще.

Именно после принятия закона в Америке появилось движение под названием «Сыны свободы». Оно не являлось большим, но имело серьезное влияния на массы и митинги, проводимые сторонниками движения, неизбежно собирали много зрителей и сочувствующих им.

События в порту

В ноябре 1773 года груженые чаем корабли прибыли в бостонский порт. Тогда Сэмюэл Адамс провел митинг, на котором потребовал от колониальных властей и губернатора отправить чай обратно в Англию. Хатчинсон, получавший значительную прибыль от торговли чаем, наотрез отказался. Капитаны кораблей, опасаясь разъяренной толпы, собирались было выполнить требования митингующих и отплыть обратно в метрополию, но губернатор приказал никого из порта не выпускать.

Еще ближе к точке кипения пододвинула толпу речь Адамса. Помимо ставших обыденными призывов к бойкоту всех законов, касающихся налогообложения в колониях, и решения вопроса об американском представительстве в парламенте, он заявил, что если губернатор не выпустит корабли из порта, он лично уничтожит весь находящихся на них груз. Хатчинсон счел, что это всего лишь слова и, никаких последствий не будет, но это оказалось ошибкой. Бостонское чаепитие произошло как по причине недальновидности английских властей, так и упрямства губернатора.

Бостонское чаепитие

Надо отметить, что в те времена торговля хоть и шла бойко, но медленно. И дело было в расстояниях. Еще не придумали самолетов, и единственный путь к дальним колониям был по морю. Даже сейчас перелет до Нью-Йорка будет порядка 9 часов, а раньше корабли покрывали опасный путь через Атлантику ( с ее волнами и айсбергами, особенно в холодное время года) за несколько месяцев.

Поэтому корабли, что называется, нагружались под завязку. В среднем, до Бостона из Англии добираться было 3 месяца. И вот в 1773 году 15 декабря в порт Бостона входят торговые корабли из Англии. Они были набиты чаем на сумму около 10 тысяч фунтов стерлингов — сумасшедшая по тем временам сумма ( даже сейчас, учитывая скачки валют, 10 тысяч — небольшое состояние). А местные жители уже были изрядно подготовлены к забастовке против английских товаров.

Перед кораблями устроили митинг, призывая всех к отказу от разгрузки товара. Капитаны поняли, что лучше всего будет повернуть назад, но тут их ждала засада — губернатор Бостона издал запрет на выход из порта (хотя сам до этого требовал разгрузить корабли). Но больше всего возмущался простой народ, требовавший простую вещь — уничтожение чая из Англии. Кораблям пришлось остаться на ночь в порту. Зря.

Ночью, 16 декабря (как это удалось — до сих пор загадка) на судна проникли люди (поговаривали, что это были даже индейцы, но официальная версия гласит, что это были переодетые в индейцев члены оппозиции «Сыны свободы») и выбросили за борт ВЕСЬ груз. А это было ни много ни мало 45 тонн чая. Это событие и получило название «Бостонское чаепитие».

Реакцию Лондона угадать несложно — король был в ярости и потребовал наказать виновных, а на сам город наложить различные санкции и торговое эмбарго. Через 3 месяца в Бостон прибывает генерал Гейдж, назначенный новым губернатором города, но установить порядок и призвать граждан к закону ему не удалось. А дальше пошел принцип домино — Бостон стал первым городом, кто осмелился поднять голову и начать конфликт за независимость от Англии. Дальше все города потихоньку брали оружие и шли в бой против британцев. Через 4 года война за независимость, начавшаяся именно с «бостонского чаепития» будет полыхать по всем штатам. И, как известно, закончится победой американцев.

Чай Ост-Индской компании

Отвар листьев чайного дерева тем временем становился одним из популярнейших тонизирующих напитков. Стоимость чая неуклонно росла, и торговля им приносила метрополии хорошую прибыль. Поэтому в 1698 году парламент принял решение о передаче монопольного права на поставки чая в Великобританию Ост-Индской компании. До поры это обстоятельство мало касалось колонистов, хотя и тогда нашлись недовольные этим законом. Но в 1721 году выходит постановление, напрямую затрагивающее американцев: все они могли покупать чай лишь у метрополии. Принятие этого закона было связано с тем, что американцы приобретали чай у Голландии по более низким ценам.

Несмотря на наличие в своих руках монополии, Ост-Индская компания стремительно приближалась к банкротству. С одной стороны это было связано с неумением правильно распоряжаться своими ресурсами, а с другой влияли действия Голландии, низменно устанавливающей на колониальные товары более низкие цены. Чтобы поддержать своего основного агента в колониях, английский парламент принимает в 1773 году “Чайный закон”. Хотя формально он был принят в интересах колонистов, именно с него начинается история Бостонского чаепития. Ост-Индская компания получает право беспошлинной торговли чаем на территории колоний. Однако же этот закон вызвал решительный протест американцев. Связан же он был по-прежнему с отсутствием представительства в парламенте.

Прямые последствия закона

Если говорить кратко, Бостонскому чаепитию предшествовал небольшой промежуток времени, когда “Чайный закон” действовал на территории колоний. Выяснилось, что стоимость чая упала в два раза. Это не пришлось по вкусу американцам: для многих из них доходы от ввоза чая были средством к существованию. Поэтому не только социальные низы были готовы к протесту, но и более зажиточные слои населения. Во всех крупных городах поднялись волнения. Американцы устраивали митинги, подписывали петиции, распространяли воззвания.

Однако в метрополии все еще не понимали нависшей над нею угрозы. Вместо этого англичане погрузили на семь кораблей ящики с чаем и отправили их к американским берегам. Путешествие с самого начала не задалось: четыре из них так и не добрались до пункта назначения.

В историографии

Музей Бостонского чаепития

По словам историка Альфреда Янга (англ. Alfred Young), термин «бостонское чаепитие» впервые появился в печатном тексте только в 1834 году. До этого времени это событие называли «уничтожением чая в Бостонской гавани». В ранних описаниях Американской революции бостонское чаепитие обычно вообще не упоминалось, ибо идеологи революции не одобряли любое уничтожение частной собственности.

Положение стало меняться в 1830-х годах, особенно с публикацией биографии Джорджа Роберта Твелвса Хьюиса (англ. George Robert Twelves Hewes), одного из немногих остававшихся в живых участников чаепития.

Отметим, что отцы-основатели США не были противниками налогообложения чая. Налоговый законопроект был представлен на первом Конгрессе Соединенных Штатов (англ. 1st United States Congress) даже до вступления в должность президента Джорджа Вашингтона. Законопроект был принят и подписан в закон Вашингтоном 4 июля 1789 г., налог на чай был от 6 до 20 центов за фунт, и ставки в два раза больше, если судно под иностранным флагом. Александр Гамильтон (англ. Alexander Hamilton) прогнозировал, что доходы будут недостаточными, что приведет к введению Тарифа 1790 года (англ. Tariff of 1790), который ввел бы более высокие ставки. Налог на чай оставался в силе до 1872 году, во время которого получали 10 миллионов долларов в год, что составляло около 2 % всех федеральных доходов.

Бостонское чаепитие часто упоминается в связи с другими политическими протестами. Когда в 1908 году действия Махатмы Ганди в Южной Африке привели к массовому сожжению индийских регистрационных карточек, одна британская газета сравнила это событие с Бостонским чаепитием. В 1930 году Ганди во время встречи с наместником английского короля после проведения индийцами кампании соляного протеста взял немного соли, не подлежащей обложению таможенной пошлиной, из своего платка и сказал с улыбкой, что он взял эту соль «для того, чтобы напомнить о знаменитом Бостонском чаепитии».

В США представители разных политических течений ссылаются на Бостонское чаепитие как на символ успешного протеста.

В 1973 году была выпущена серия марок, изображающая сцену из Бостонского чаепития

В 1973 году в 200-летнюю годовщину Бостонского чаепития на митинге в зале Фаньюил (англ. Faneuil Hall) раздались призывы к импичменту президента Ричарда Никсона и голоса, протестующие против действий нефтяных компаний в ходе продолжавшегося тогда нефтяного кризиса. После этого протестующие сели в Бостонском порту на корабль, представлявший собой копию корабля времен Бостонского чаепития, повесили на борту чучело Никсона и сбросили в залив несколько пустых бочек из-под нефти.

В 1998 году два консервативных члена Палаты представителей положили текст федерального налогового кодекса в ящик с пометкой «чай» и сбросили его в залив.

В 2006 году была основана либертарианская политическая партия под названием «Бостонское чаепитие». В 2007 году «денежная бомба чаепития» Рона Пола, проведённая в связи с 234-й годовщиной Бостонского чаепития, побила рекорд однодневного сбора денежных средств: за 24 часа было собрано 6,04 миллионов долларов. Впоследствии «чаепития» по сбору денег переросли в движение «чаепитие» (англ. Tea Party movement), которое играло заметную роль в политике на протяжении последующих двух лет. Это послужило победе республиканцев на промежуточных выборах 2010 году, когда Республиканская партия получила большинство в Палате представителей Конгресса США.

Бостонское чаепитие – развязка истории

Представители воинственно настроенных колонистов называли себя вигами и сынами свободы, они призывали представителей компаний, которые получали чай от Ост-Индийской компании, бойкотировать импорт напитка. Грузополучатели, выступавшие в защиту Чайного закона, подвергались нападению и грабежам.

Очагом восстания, где и произошли памятные события, именуемые Бостонское чаепитие, стал порт Бостона. В 1773 году порты североамериканской колонии приняли семь кораблей, груженых чаем. Эта партия товара должна была реализоваться по новому закону, но представители сынов свободы вынудили владельцев кораблей отправить груз обратно. И только в Бостоне губернатор Томас Хатчинсон настоял на том, чтобы чайные листья были разгружены. Так, корабль «Дартмут» и еще два судна стали непосредственными участниками исторических событий. Виги под видом индейцев проникли на корабль «Дартмут» и сбросили в море более трехсот ящиков с чаем. Именно этот факт зафиксирован в исторических документах и учебниках, как Бостонское чаепитие.

В бостонском порту прошел многолюдный митинг, его организатором стал представитель вигов и по совместительству сборщик налогов Сэмюэл Адамс. Он открыто призывал участников митинга бойкотировать нормы Чайного закона, весь Британский парламент и Ост-Индийскую компанию. Также Адамс призывал добиваться отставки губернатора Бостона Томаса Хатчинсон. Капитаны трех суден хотели без лишнего шума и проблем выйти из порта и доставить груз в точку отправления, однако, губернатор, скорее всего, материально заинтересованный в разгрузке чая, отказал в просьбе владельцам кораблей.

Из уст С. Адамса звучали патетические фразы, он выражал готовность лично уничтожить весь груз кораблей, в результате его пламенной речи было уничтожено сорок пять тонн груза.

В результате на протяжении нескольких лет отношения между Британией и североамериканскими колониями сохранялись напряженными – это подтверждалось санкциями и налогами, полным эмбарго Бостона. Дипломат Бенджамин Франклин пытался уладить ситуацию, обращаясь к премьер-министру Англии лорду Нортону, он предлагал возместить весь утраченный груз чая, но британский политик отказался от такого решения.


Памятник С. Адамсу в Бостоне

Колонисты в едином порыве отказались пить чай, перешли на травяные сборы и кофе. Однако в скором времени конфликт исчерпал себя. Англия не стала разворачивать военные действия на территории колоний, но Адамс, как депутат от Массачусетса, призывал активизировать борьбу против Англии и настаивал на независимости колоний. Спустя три года от знаменитого Бостонского чаепития его призывы стали реальностью – 4 июля 1776 года Америка стала независимым государством.

Как все начиналось

В XVIII веке большая часть территории современной Северной Америки находилась во власти Англии и во многих вопросах, как финансовых, так и политических, испытывала полную зависимость от Британии. Метрополия устанавливала жесткие требования на товары, которые ввозились в порты колонии, за счет взимаемых пошлин и налогов содержалась английская армия и не бедствовали английские чиновники.

В тот период Америка не помышляла о полной независимости, а лишь боролась за право отстаивать свои интересы в парламенте Британии. Таким образом, американцы надеялись повлиять на налоговую политику Англии и смягчить ее. Тем не менее, британские лорды были категорически против присутствия американцев в главном законодательном доме Соединенного Королевства.

Ситуация начала обостряться в 1763 году, когда Англия успешно провела военные действия против Франции в знаменитой Семилетней войне, отвоевав право на владение своими колониями. В результате событий отпала необходимость в содержании армии – внешнего врага у Англии больше не было – именно этот факт и возмутил колонистов.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения североамериканцев, стал Чайный закон, принятый в 1773 году. В законодательном акте прописывались условия Королевства на ввоз почитаемого англичанами напитка – чая. В соответствии с законом стоимость чая, ввозимого на территорию британской колонии, снижалась, но несмотря на это этот факт не порадовал колонистов и послужил отправной точкой возникновения Бостонского чаепития.

Противостояние в Бостоне


«Уничтожение чая в Бостонской гавани». Литография 1846 года.

В каждой колонии, кроме Массачусетса, протестующие могли заставить грузополучателей уйти в отставку или отправить корабль с чаем обратно в Англию. В Бостоне, однако, губернатор Хатчинсон был полон решимости стоять на своём. Он убедил грузополучателей чая, двое из которых были его сыновьями, не отступать.

Когда корабль «Дартмут» прибыл с чаем в Бостонский порт в конце ноября, лидер Сынов свободы Сэмюэл Адамс призвал собрать массовый митинг, который состоится 29 ноября 1773 года в бостонском Фанел-Холле. Приехали тысячи людей, их было так много, что перенесли митинг в Олд Саус Митинг Хаус. Британский закон потребовал разгрузить «Дартмут» и заплатить пошлины через 20 дней или таможенные органы конфискуют груз. Митинг принял резолюцию, представленную Адамсом и основанную на похожем наборе резолюций, ранее обнародованных в Филадельфии, призывающую капитана корабля «Дартмут» отправить корабль обратно без уплаты ввозной пошлины. Между тем, собрание назначило 25 человек для присмотра за судном и не позволить чаю, в том числе и ящикам компании Дэвисон, Ньюман и Ко (англ. Davison, Newman and Co.) из Лондона, быть разгруженными.

Губернатор Хатчинсон отказался дать разрешение «Дартмуту» уйти без выплаты пошлины. Ещё два корабля с чаем: «Элеанор» (англ. Eleanor) и «Бивер» (англ. Beaver), прибыли в Бостонский порт (был ещё один корабль, который направлялся в Бостонский порт — «Уильям» (англ. William), но он попал в шторм и был разрушен до того, как дошёл до места назначения). 16 декабря — в последний день срока разгрузки «Дартмута» — около 7000 человек собралось вокруг Олд Саус Митинг Хаус. После получения сообщения, что губернатор Хатчинсон снова не позволил кораблям отплыть, Адамс заявил, что «этот митинг не может дальше ничего сделать, чтобы спасти эту страну». Согласно известной истории, заявление Адамса было условным знаком для начала «чаепития». Однако это утверждение появлялось в печати лишь спустя почти сто лет после этого события, в биографии Адамса, написанной его правнуком, который, вероятно, неправильно интерпретировал данные. По словам очевидцев, люди не покидали митинг ещё в течение 10-15 минут после предполагаемого сигнала Адамса, но на самом деле, Адамс пытался заставить людей не расходиться, так как митинг ещё не был завершён.

Чайный Закон 1773 года

Страховой договор о гарантии убытков 1767 года, который дал Ост-Индской компании возврат пошлин на чай, реэкспортированный в колонии, прекратил своё действие в 1772 году. Парламент продвинул новый закон в 1772, который сокращал расходы, фактически оставляя 10 % пошлин на чай, импортированный в Британию. Закон также восстановил налоги на чай в пределах Британии, который был отменен в 1767 году, и оставил трёхпенсовую Тауншендскую пошлину в колониях. С помощью этой новой налоговой нагрузки, поднимающей цены на британский чай, продажи резко упали. Компания продолжила импорт чая в Великобританию, однако, накапливая огромные излишки продукта, который никто не покупал. По этим и другим причинам к концу 1772 года Ост-Индская компания, один из самых важных коммерческих Британских институтов, была в серьёзном финансовом кризисе. Ликвидирование некоторых налогов было единственным очевидным решением кризиса. Ост-Индская компания изначально стремилась к отмене Тауншендской пошлины, но Правительство Норта не желало этого, потому что такое действие могло быть интерпретировано, как отступление со стороны Парламента в том, что он имеет право облагать налогом колонии

Более важно то, что налоги, собираемые Тауншендскими пошлинами, были использованы для выплаты зарплат некоторым колониальным губернаторам и судьям. Фактически это было целью Тауншендских пошлин: ранее эти должностные лица оплачивались колониальными сборами, но теперь Парламент выплачивал им зарплаты, чтобы держать их в зависимости от Британского государства, чем позволять им быть подотчётными колонистам.

Другим возможным решением сокращения растущих холмов чая на складах Ост-Индской компании было дешево продавать его в Европу. Эта возможность была рассмотрена, но было установлено, что чай просто будет доставляться контрабандой обратно в Великобританию, где будет продаваться дешевле других продуктов, обложенных налогом. Лучшим рынком для продажи избыточного чая Ост-Индской компании предположительно были Американские колонии, если бы можно было найти способ сделать его дешевле, чем голландский контрабандный чай. Решением Северного государства был чайный закон, который получил согласие короля Георга III 10 мая 1773 года. Этот закон восстановил полный возврат пошлин Ост-Индской компании за импорт чая в Великобританию и также разрешил компании впервые экспортировать чай в колонии за свой счет. Это позволило бы компании понизить цену, убрав посредника, который закупал чай на оптовых аукционах в Лондоне. Вместо продажи посреднику компания назначала колониального торговца, чтобы тот получал партию чайного груза; в свою очередь грузополучатели продают чай за комиссионные. В июле 1773 года были выбраны грузополучатели чая в Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне и Чарльстоне.

Чайный закон сохранил трехпенсовую Тауншендскую пошлину на импортируемый чай в колонии. Некоторые члены Парламента хотели ликвидировать этот налог, утверждая, что не было нужды в провокации другого колониального разногласия. Бывший канцлер казначейства Уильям Даудсвелл предупредил Лорда Норта, что американцы не примут чай, если останется Тауншендская пошлина. Но Норт не хотел отказываться от доходов Тауншендских налогов, в первую очередь потому, что они использовались для выплаты зарплат колониальным чиновникам; сохранение права обложения налогом американцев было вторым интересом. По словам историка Бенджамина Лабари: «Упрямый Лорд Норт невольно забил гвоздь в крышку гроба старой Британской Империи».

По сути, даже с Тауншендской пошлиной чайный закон позволял бы Ост-Индской компании продавать чай дешевле, чем раньше, «перебивая» цены, предлагаемые контрабандистами. В 1772 году законно импортируемый сорт «Богея», самый распространённый вид чая, продавался приблизительно 3 шиллинга за фунт. После Чайного закона колониальные грузополучатели могли бы продавать его 2 шиллинга за фунт, цена чуть ниже, чем у контрабандистов — 2 шиллинга и 1 цент за фунт. Понимая, что выплата Тауншендских пошлин была политически «чувствительна», компания надеялась утаить налоги, приняв меры: выплачивать их в Лондоне, как только чай выгружали в колониях, или чтобы грузополучатели спокойно выплачивали пошлины после того, как чай продавался. Эта попытка утаить налог от колонистов была неудачной.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий